Bоспоминания о детстве, проведенном в вестфальском Зундерне, до сих пор вызывают у Кристиана улыбку. «Моей маме-француженке удалось настоять на своем: с моим будущим отцом-немцем они пересекли на машине границу с Германией, и так я родился немцем».

Женевьева, мать Кристиана, была родом из небольшого французского городка в Бретани, вблизи Ламбаля. Однако, ей надоел капризный климат, характерный для расположенных неподалеку от Атлантики мест, на который влияла непредсказуемая смена областей высокого и низкого давления. И ошеломительно красивая француженка воспользовалась своим шансом навсегда покинуть Францию. Этот случай представился ей благодаря мимолетному, но чреватому последствиями знакомству с немецким инженером Эрвином. Со всем, что, помимо беременной на позднем сроке, вместилось тогда в Ситроен 2CV, молодая пара отправилась в Германию и высадилась в горном регионе Заурланд, на родине Эрвина. Недалеко от дома родителей они сами бросили якорь. А вскоре появился на свет Кристиан. Вдали от своих бретонских корней отпрыск смог избежать карьеры своего деда – сборщика устриц.

УКристиана было беззаботное детство в типичной для 1960-х годов атмосфере. Его мать, ревностно относящаяся к культуре, настояла на том, чтобы с самого начала сын воспитывался в двуязычной среде. Более того, он научился одинаково уверенно чувствовать себя как в немецкой, так и во французской культуре. Даже будучи маленьким мальчиком, он не мог не замечать, что его мать обладала особым секретом притягивать к себе мужчин. Из-за своей исключительной естественности у неё было много поклонников. Она была слишком хороша для того, чтобы её не замечали. В малонаселенной глуши Зауэрланда она была особенно яркой звездой.

О своей первой встрече с материей, которая должна была навсегда изменить его жизнь, Кристиан вспоминает с почтением и трепетом: «Зауэрланд с высокими горами», говорит он, пришептывая при этом, «был для меня таинственным местом». Вместе с отцом они много гуляли в горах Ротхар, поднимаясь на вершину Калер-Астен. На высоте более 800 метров господствует почти альпийский климат, и изумленный Кристиан впервые встретил там грандиозное многообразие растительности, значение которой выходит далеко за пределы региона Зауэрланд.

Как будто движимый глубинным рефлексом, еще до того, как он научился читать и писать, Кристиан начал собирать лепестки растений. Сушил он их своих сборниках со сказками, причем содержание самих книг его мало интересовало. Позднее он хранил свои коллекции в сосудах с водой и маслом, а еще позднее «маленький ученый» описывал и зарисовывал все, что ему попадалось на глаза, в своих дневниках.

Затем умерла его мама. Пустота в его душе не поддавалась описанию. Когда в кладбищенской часовне он увидел её в гробу безжизненной, «бескровной и бледной», как он говорит сегодня, на него нахлынули чувства. Его единственным желанием было бежать. Он бежал без остановки на природу, туда, высоко в горы, в ту обстановку, которая была ему очень близка и стала для него почти домом. Он целенаправленно стал вырывать траву из земли, цветки с кустарников, выдирать мох с горных уступов. Не теряя времени, он донес эту коллекцию до своей домашней лаборатории, растолок растения в ступе и приготовил из них настой для своей любимой мамы…

Это был долгий и непростой путь, в конце которого Кристиан после успешного изучения биологии и химии и непродолжительной работы ботаником оказался в косметической отрасли. Страсть, которую он первоначально питал к биохимии, со временем превратилась в неутолимую жажду знаний. Он был в восторге от «науки о химических процессах в живых существах», точнее говоря, от обмена веществ. Более конкретно, он хотел разгадать тайну, как можно хотя бы замедлить биологические процессы, или даже вовсе остановить их. Как затормозить старение? Это был один из вопросов, которые особенно интересовали Кристиана. В течение нескольких лет он добился выдающихся результатов в области изучения механизмов действия рецепторов для оказания положительного влияния на обмен веществ в организме человека. Поэтому Кристиан знает, как можно замедлить процесс биологического старения.

Критики открыто ставят ему в упрек, что он так и не смог эмоционально справиться с безжизненным выражением лица своей красавицы-мамы в момент её смерти. «И даже если это так», возражает Кристиан, «великим мужчинам нужны великие задачи. Свою я вижу в том, в том, чтобы еще ярче подчеркнуть внешность красивых женщин».  

Несметное количество женщин благодарны ему за эту страсть. Когда и вы присоединитесь к ним?

© 2018. Christian Karl